HENINEN.NETRAATTEEN PORTTIНовостиИнформация о проектеПантеон памятиЭкспедицияМедиаПрессаСсылкиГостевая книгаХроника боевФотоархивДокументыВойна и судьбыПамять и законСотрудничество музеевТуризм
Никулина Татьяна Владленовна
Кандидат исторических наук, доцент исторического факультета ПетрГУ, член Координационного совета Научно-образовательного Центра по истории и культуре Европейского Севера
Никулина Татьяна Владленовна

Советско-финляндская война: взгляд гражданского населения
(по материалам устных опросов)

История советско-финляндской войны 1939 - 1940 годов получила достаточно глубокий и разносторонний анализ в исследовательской литературе. С этой целью привлекались разнообразные нарративные источники, преимущественно официально характера. Однако реконструкция исторического события, его масштаба, значения предполагает максимально возможное использование и неофициальной исторической информации, носителями которой являются поколения современников этого события. Ретроспективный образ любой войны, в том числе и "зимней" является фактом исторической памяти народа. "Народная" репрезентация реалий жизни военного времени с наибольшей полнотой фиксируется в материалах "устной" истории. Безусловно, что с течением времени происходит ослабление событийной насыщенности и эмоциональной составляющей в памяти человека, тем не менее, опыт использования разнообразных методик при работе с респондентами свидетельствует о широких возможностях получения ценной индивидуализированной информации.

Предметом нашего изучения стали устные рассказы жителей Карелии, год рождения которых приходится на 20-е - начало 30-х годов XX в., о жизни гражданского населения республики в годы "Зимней войны". Преимущественно это почти недокументированные события частной жизни.

Привлечения подобного рода неофициальных источников информации о военной зиме 1939 - 1940 гг. позволит нам соотнести индивидуальные воспоминания реакций и опыта живых участников событий того времени с коллективной памятью, которая формируется обществом и государством, и воссоздать наиболее цельную картину жизни прифронтового региона, понять насколько серьезно военные события отразились на повседневной жизни мирного населения, как повлияли на его судьбу, насколько глубоко отложились в памяти современников. Однако надо иметь ввиду, что ныне живущие современники "Зимней войны", являвшиеся респондентами, были в конце 30-х годов тем поколением, которое еще не достигло своего совершеннолетия, и мы имеем дело с индивидуальной и коллективной социальной памятью молодежи Советской Карелии. В ходе интервью мы получаем соответствующую модификацию истории советско-финляндской войны: это воспоминания детско-юношеской поры со всеми преимуществами непосредственной эмоциональной реакции на события и недостатками, связанными с отсутствием должного жизненного опыта, необходимого для оценки происходящего. Среди респондентов можно обозначить 3 основные группы: городская молодежь, сельская молодежь и молодежь финской национальности. Подобное членение определяется тем обстоятельством, что сюжетно-событийная информация по этим группам существенно расходится, хотя имеются и общие семантические черты.

Выявленные различия и совпадения определяются всем культурно-историческим контекстом того временного периода: особенностями в условиях проживания в городе и деревне, спецификой регионального положения населенного пункта (степенью удаленности от границы, а значит от места боевых действий), социальной средой, реалиями межнациональных отношений, историческим опытом взаимодействия с властными структурами. Необходимо учесть, что 30-е годы - время массовых политических репрессий, которые создали специфическую общественную атмосферу и явились травматическими событиями для значительной части респондентов.

В настоящей работе не ставилась задача воссоздать всеобъемлющую панораму событий зимы 1939 - 40 гг. через их отражение в частной жизни гражданского населения. Наши интересы были сфокусированы на определении и систематизации ассоциативных образов-символов исторической памяти, которые спонтанно определяют заданный вектор воспоминаний человека. Мы попытались определить, что же прежде всего замечал внимательный взгляд современника, что становилось знаком того времени и было сохранено в историческом опыте респондента на протяжении долгих десятилетий.

Тематический формализованный опрос в ходе сбора интервью позволил определить наиболее яркие воспоминания о периоде "Зимней войны", которые явились своеобразными координатами и позволили воссоздать в памяти сюжеты, оказавшиеся вытесненными из сознания и забытыми вследствие естественного старения респондентов и вследствие различных жизненных обстоятельств.

Никулина Т.В.

ИНТЕРВЬЮ
Спящего Сергея Петровича, 1926 года рождения,
уроженца Медвежегорского района, п.Повенец

Семья Сергея Петровича - коренные жители п.Повенец. Семья состояла из пяти человек. Отец работал на водоснабжении ББК. Мать была домохозяйка, воспитывала младших сестричек Сережи. К началу "Зимней войны" 13-летний Сережа учился в седьмом классе Повенецкой школы.

Основными источниками политической информации были для семьи радио и местные газеты (например. "Беломорканал"). Из них же семья получила первые сведения о начале "Зимней войны". Позже они наблюдали мобилизацию молодых людей в поселке.

Сергей Петрович отмечает активную пропаганду радио, газет и школы против финнов, борьбы социализма с капитализмом. Было четкое разграничение: мы - красные, они - белофинны. К этой основной причине примыкала еще одна: близость границы Финляндии к г. Ленинграду, которая несла большую опасность. (Эту причину объясняли и детям в школе).

Респондент говорит о том, что ощущения войны не было. Поселок находился далеко от военных действий. Поэтому люди занимались своими обычными делами: работа, учеба, домашнее хозяйство. Следовательно, и в семье все было по-прежнему (никакой помощи фронту не оказывали). Проблем с продовольствием не существовало. Самое главное, в поселке финнов - жителей не было.

На вопрос как относились к финнам, Сергей Петрович ответил, что если человек человеком, то можно дружить хоть с украинцем, хоть с белорусом, хоть с финном…

О самой войне вспоминает, что все осознавали ее бессмысленность, неподготовленность наших войск, набиравшихся из разных народов. Многие не видели до этого лыж и таких сильных морозов. Тем более, что зима 1940-го года была суровой. В поселке справлялись с сильными морозами: была соответствующая одежда, топились печи в домах, школе. Но семья постоянно слышала по радио о замороженных людях на фронте, о больших потерях именно с нашей стороны.

Сергей Петрович вспоминает новогодний вечер 1940-го года в школе как обычный, ничем не отличавшийся от других новогодних праздников. У всех детей были новогодние костюмы и подарки.

Неудачи наших войск были на слуху, но разговоры о них не выходили дальше семьи, т.к. нельзя было много говорить в это время, особенно о руководителях организаций и командирах наших войск.

К концу войны недалеко от поселка стоял полк. Но тесных контактов с военными Сергей Петрович не припоминает. Поэтому, переговорить с фронтовиками о "Зимней войне" не удалось, да и не было большого интереса у мальчишек в этот период времени.

Из близких в этой войне никто не участвовал.

ИНТЕРВЬЮ
Чекаловой Анны Петровны, 1928 года рождения,
уроженки Прионежского района, села Ладва,
место проживания во время войны - г.Петрозаводск

Семья состояла из девяти человек. Отец был рабочим, мать - домохозяйкой.

Политикой интересовался только отец. Выписывалась одна газета, по-моему, "Ленинская правда". Радио было дома и его слушали. (Черный большой репродуктор). Часто, по субботам с братом и сестрой ходили в общество глухонемых, т.к. там работала и жила наша сестра, там смотрели фильмы немые, по частям, с субтитрами. Очень редко посещали кинотеатр "Звездочка". Политинформации перед сеансами тогда не было.

Политикой тогда интересовались гораздо меньше, чем теперь. События в стране обсуждались родителями дома, но не часто.

Знала только, что границы Финляндии проходили близ Ленинграда, что Финляндия стала независимой страной благодаря В.И. Ленину. О том, что северная территория Карелии предлагалась Финляндии, не знала.

О начале "Зимней войны" я узнала дома от родителей. Никакого понятия о войне не было, поэтому не было никакого страха. Хотя, родители и соседи были обеспокоены.

По-моему, войну начал Советский Союз, а как объясняли причину - не знаю.

Погода не способствовала войне. Морозы достигали до 40 градусов и более. В такие морозы школу мы не посещали.

Город жил своей жизнью. Но появилось много военных. Оявились очереди за продуктами. Стенды появились, но их было очень мало.

Войска были расквартированы. Госпитали были развернуты в большинстве школ и других помещениях. Мы посещали регулярно раненых в госпитале, развернутом в школе N 13 на улице Крупской Н.К. Раненных было очень много, в основном обмороженные и много обгорелых танкистов.

Смертность, мне кажется, была не малая. Впечатления от посещений были гнетущие. Перед ранеными мы устраивали концерты. Уход за ранеными был организован очень хорошо: белье чистое, перевязочного материала и медикаментов было достаточно. Кормили раненых хорошо.

К знакомым похоронки приходили, а к нам в семью нет, т.к. у нас в войне никто не участвовал.

Продовольствие изменилось, за всем приходилось стоять в очередь. Моя мама устроилась в магазин, стирать халаты, что несколько облегчило жизнь семьи.

Об организации общественных работ я ничего не могу рассказать. Об эвакуации я ничего не слышала, эвакуированных не видела.

О ходе войны мы узнавали по радио, иногда в школе или при посещении раненых.

Потери наших войск были велики, и у меня сохранилось впечатление, что финны были подготовлены к войне значительно лучше.

О финских снайперах (кукушках) солдаты говорили, что они были экипированы очень хорошо и были меткими, среди них были женщины, что для нас было неожиданно.

До войны в нашем дворе жили люди разных национальностей, в том числе и финны, прибывшие из Америки. Все жили дружно, устраивались различные игры (лапта, прятки, бильярд и т.д.) в которых участвовали, как взрослые, так и дети. Я не могу припомнить ни одного конфликта и драки среди взрослых, а дети все были равны.

К финнам относились, как к равным, считали, что они ни в чем не виноваты.

© Музей Raatteen Portti, коммуна Суомуссалми, 2002–2004
© Институт повышения квалификации работников образования Республики Карелия, 2002–2004
© Heninen.net, 2002–2017