HENINEN.NETRAATTEEN PORTTISuomiEnglishНовостиИнформация о проектеПантеон памятиЭкспедицияМедиаПрессаСсылкиГостевая книгаХроника боевФотоархивДокументыВойна и судьбыПамять и законСотрудничество музеевТуризм
Интервью Чекаловой Анны Петровны, 1928 года рождения, уроженки Прионежского района, села Ладва, место проживания во время войны – город Петрозаводск

Семья состояла из девяти человек. Отец был рабочим, мать – домохозяйкой.

Политикой интересовался только отец. Выписывалась одна газета, по-моему, "Ленинская правда". Радио было дома и его слушали. (Черный большой репродуктор). Часто, по субботам с братом и сестрой ходили в общество глухонемых, т.к. там работала и жила наша сестра, там смотрели фильмы немые, по частям, с субтитрами. Очень редко посещали кинотеатр "Звездочка". Политинформации перед сеансами тогда не было.

Политикой тогда интересовались гораздо меньше, чем теперь. События в стране обсуждались родителями дома, но не часто.

Знала только, что границы Финляндии проходили близ Ленинграда, что Финляндия стала независимой страной благодаря В.И. Ленину. О том, что северная территория Карелии предлагалась Финляндии, не знала.

О начале "Зимней войны" я узнала дома от родителей. Никакого понятия о войне не было, поэтому не было никакого страха. Хотя, родители и соседи были обеспокоены.

По-моему, войну начал Советский Союз, а как объясняли причину – не знаю.

Погода не способствовала войне. Морозы достигали до 40 градусов и более. В такие морозы школу мы не посещали.

Город жил своей жизнью. Но появилось много военных. Оявились очереди за продуктами. Стенды появились, но их было очень мало.

Войска были расквартированы. Госпитали были развернуты в большинстве школ и других помещениях. Мы посещали регулярно раненых в госпитале, развернутом в школе N 13 на улице Крупской Н.К. Раненных было очень много, в основном обмороженные и много обгорелых танкистов.

Смертность, мне кажется, была не малая. Впечатления от посещений были гнетущие. Перед ранеными мы устраивали концерты. Уход за ранеными был организован очень хорошо: белье чистое, перевязочного материала и медикаментов было достаточно. Кормили раненых хорошо.

К знакомым похоронки приходили, а к нам в семью нет, т.к. у нас в войне никто не участвовал.

Продовольствие изменилось, за всем приходилось стоять в очередь. Моя мама устроилась в магазин, стирать халаты, что несколько облегчило жизнь семьи.

Об организации общественных работ я ничего не могу рассказать. Об эвакуации я ничего не слышала, эвакуированных не видела.

О ходе войны мы узнавали по радио, иногда в школе или при посещении раненых.

Потери наших войск были велики, и у меня сохранилось впечатление, что финны были подготовлены к войне значительно лучше.

О финских снайперах (кукушках) солдаты говорили, что они были экипированы очень хорошо и были меткими, среди них были женщины, что для нас было неожиданно.

До войны в нашем дворе жили люди разных национальностей, в том числе и финны, прибывшие из Америки. Все жили дружно, устраивались различные игры (лапта, прятки, бильярд и т.д.) в которых участвовали, как взрослые, так и дети. Я не могу припомнить ни одного конфликта и драки среди взрослых, а дети все были равны.

К финнам относились, как к равным, считали, что они ни в чем не виноваты.

© Raatteen Portti, 2002–2004
© Karelian Institute for the Development of Education, 2002–2004
© Heninen.net, 2002–2017