HENINEN.NETRAATTEEN PORTTIНовостиИнформация о проектеПантеон памятиЭкспедицияМедиаПрессаСсылкиГостевая книгаХроника боевФотоархивДокументыВойна и судьбыПамять и законСотрудничество музеевТуризм

3. ГОНКА К СУОМУССАЛМИ

3.3. Цель - Суомуссалми

Пока 759-й полк «буксовал» на важенваарской дороге, угроза Суомуссалми с севера росла с каждым часом. Вырвавшийся на шоссе Суомуссалми – Перанка 81-й полк в ночь на 5 декабря получил от Зеленцова на усиление 5-ю роту 662-го полка сосредотачивавшегося в 4-5 километрах восточнее перекрестка Паловаара. Начиная с 6 утра 5 декабря, полк Вещезерского рванулся на юг, в направлении Суомуссалми. Преградившая путь в районе хутора Кяпюля сводная группа из остатков отряда пограничников и двух взводов роты Контула была обойдена с востока двумя взводами разведроты полка при поддержке взвода 4-й роты. Финнам ничего не осталось, как отойти еще на пять километров на юг к хутору Куртола.

Передовые подразделения 81-го полка двинулись вслед за противником, остальной полк постепенно вытягивался на дорогу. К пяти часам вечера финны были выбиты и из района Куртолы, где 81-й полк остановился на ночлег. Туда же, наконец, подтянулся взвод 58-й противотанковой батареи. До Суомуссалми оставалось пройти всего 21 километр. За 5 декабря 81-й полк потерял пять бойцов убитыми и 18 раненными, причем среди раненных было два младших лейтенанта, семь младших командиров и один помощник политрука роты. Уже 3-4 декабря в боевых донесениях и оперативных сводках 81-го и 759-го полков довольно синхронно начали появляться записи о том, что финны в качестве огневых позиций для отдельных стрелков и пулеметчиков используют деревья.

Поворот 81-го полка на север отнюдь не означал, что он тоже идет на Суомуссалми. В полдень 5 декабря Зеленцов получил частный боевой приказ №1 штаба 47-го корпуса. Согласно ему, 81-й полк должен был наступать в направлении Суомуссалми, но не входить в деревню, а

«В кратчайший срок, обходя Суомуссалми [с] юго-запада перехватить дороги на Вааяла (Кюре)1, Хюрюнсалми и действовать в этих направлениях, выделив небольшой отряд для уничтожения пр-ка, противостоящего 759 сп».

Судя по этому приказу, Дашичев хотел зажать финские силы между 759-м полком и Суомуссалми, не дав им уйти на южный берег озер Хаукиперя и Нисканселькя.

Однако все планы Дашичева почили «в бозе». Утром 6 декабря Зеленцов запросил штаб корпуса, находившийся в Лехтоваре, разрешения перенести свой штаб ближе к рокаде, в Салонваара. Дашичев разрешение дал и это было последнее, что он смог передать в штаб дивизии за последующие несколько дней! С 11 утра 6 декабря связь со штадивом-163 прервалась и была налажена только к вечеру 8 декабря. По донесению из Саланваара, штаб дивизии проехал хутор даже не останавливаясь. Зеленцов самовольно решил передвинуть свой штаб в район Паловаары, на целый день оставшись предоставлен самому себе, поскольку у армии связи с ним тоже не было.

Финское командование к исходу 5 декабря начало осознавать свою ошибку с определением направления главного удара. Неприятные новости следовали одна за другой. Помимо того, что финские части прикрытия на рокаде никак не могли остановить движение противника к Суомуссалми, разведчики докладывали, что крупные силы русских от перекрестка Паловаара наступали не только на юг, но и на север, к Пииспаярви. Двигавшаяся к Линнасалми рота 16-го батальона была спешно развернута на 1800 и заняла позиции по северному берегу озера Пииспаярви. Из Куусамо срочно выдвигалась еще одна рота 16-го батальона во главе с самим комбатом майором Л.И.Паллари. Таким образом, идея остановить наступление северной группировки 163-й дивизии «подрезав» её ударную группировку у Линнасалми потерпела неудачу. Сил у 16-го батальона было недостаточно, чтобы остановить два советских полка. Возможно, именно к вечеру 5 декабря в штабе Северо-финляндской группы начали осознавать, что удержать Суомуссалми не удастся. Однако сдаваться без борьбы Туомпо не собирался.

5 декабря навстречу 81-му полку на автомобилях был выброшен резерв Туомпо – отряд капитана Контула, костяком которого была 2-я рота IV-го батальона, усиленная подразделениями отдельной роты прапорщика Симола. К вечеру 2-я рота заняла позиции по южному берегу реки Мюллюйоки примерно в 4 километрах южнее Куртолы. Парой километров южнее на перешейке озер Кивиярви и Коваярви занял позиции смешанный отряд из рот Контулы и Симолы. Таким образом, силы отряда капитана Контулы оказались разобщены. Принимая такое решение, Контула, безусловно, исходил из своих собственных тактических задумок. Однако на деле это привело к тому, что фланги как 2-й роты, так и остальных сил отряда было просто нечем подпереть в случае попытки охвата противником. В резерве у Контулы не было ничего.

В день независимости Финляндии, 6 декабря, участь Суомуссалми была фактически решена. С утра руководство всеми силами в районе Суомуссалми было возложено на подполковника Кьюандера. Командиром 15-го батальона был назначен капитан Харола, отличившийся командуя 2-й ротой батальона. Это позволило координировать действия финских войск под Суомуссалми, не отвлекая штаб Северо-финляндской группы на руководство отдельными батальонами, а то и ротами и взводами (действиями войск на других направлениях руководили штабы соответствующих групп – Лапландской и Северо-карельской, штаб Северо-финляндской группы осуществлял лишь общее руководство).

Утром 81-й полк возобновил наступление при поддержке артиллерии. Накануне вечером первый эшелон 2-го дивизиона 86-го артполка догнал, наконец, полк Вещезерского и начал оказывать ему поддержку наряду с полковой артиллерией собственно 81-го полка. Еще затемно авангард 81-го полка в составе 2-й роты, сменившей разведчиков, наткнулся на боевое охранение финнов, расположившееся на высоте в 18 километрах не доходя Суомуссалми. Первая атака горнострелков была отражена пулеметным огнем с высоты, после чего в дело вступила советская артиллерия. Послы пары часов обстрела из орудий и пулеметов финны были сбиты с высоты, и примерено в 9 утра авангард 81-го полка продолжил движение. По данным разведки, часть финнов с высоты отошла в сторону от дороги, поэтому командовавший передовой группой полка майор Зарецкий предупредил Вещезерского, что при прохождении 18 километра следует быть осторожными, так как возможно нападение противника с флангов.

Не успела советская 2-я рота пройти километр, как на её пути появилась еще одна небольшая высотка, занимаемая 2-й ротой IV-го батальона, в результате продвижение снова застопорилось. Зарецкий немедленно запросил помощи у Вещезерского:

«Противник силою до рты с легким пулеметом упорно удерживает высоту и не дает продвигаться вперед. Огонь противника от времени до времени усиливается. 2-я рота остановилась, т.к. продвижению мешает болото, сильно обстреливаемое огнем. Прошу выдвинуто в обход слева одну роту. Прошу артогня».

Дважды просить Вещезерского о помощи не требовалось. Вскоре ко 2-й роте подтянулись еще две роты 81-го полка. После полудня советские подразделения развернулись в боевой порядок и начали медленное продвижение в направлении высоты. Непосредственно вдоль дороги наступала 2-я рота, правее неё в небольшом леске 3-я рота, а слева от дороги в обход пошла 4-я рота 81-го полка. Наступлению 2-й и 3-й рот по-прежнему сильно мешало болото перед высотой, насквозь простреливаемое парой финских пулеметов и снайперами. Зато 4-ю роту от огня противника надежно прикрывал лесной массив восточнее рокады, и она постепенно обходила высоту.

Пока засевший на высоте финский взвод под командованием прапорщика Э. Карьялайнена отражал наступление советских рот с севера, капитан Контула распорядился направить два взвода финской 2-й роты на разведку флангов советской группировки (возможно, таким образом он пытался окружить советский авангард). Восточнее дороги продвигался взвод сержанта Каримо, вскоре наткнувшийся на наступающую 4-ю советскую роту. Каримо направил к Карьялайнену посыльного с предупреждением, а сам принял бой с советской ротой. Однако, под натиском численно превосходящего противника финны начали пятиться к позициям по реке Мюллюйоки, открыв правый фланг взвода Карьялайнена. В довершении всего выяснилось, что направленный к нему посыльный пропал, поэтому неожиданное появление русских в тылу финских позиций на высоте вызвало панику в рядах её защитников. Финны начали отступать, бросая по дороге оружие и боеприпасы, стремясь лесом просочиться на юг, к позициям смешанного отряда под непосредственным командованием капитана Контулы. О масштабах погрома говорят взятые в этом бою красноармейцами трофеи: два станковых пулемета, автомат, тридцать две винтовки, пятнадцать коробок пулеметных лент и большое количество патронов. В плен было взято два финских солдата. Любопытно, что по финским данным потери убитыми во 2-й роте IV-го батальона составили всего четыре человека. Совсем «без приключений» отошел только финский взвод, ведший разведку западнее дороги.

Взяв финские позиции на высоте, авангард 81-го полка (разведывательная и 2-я стрелковой роты, взвод пулеметной роты, усиленные 76-мм полковой и 45-мм противотанковой пушками) двинулся дальше на юг. Все еще болтавшиеся на флангах полка финские подразделения около 17 часов, пропустив вперед часть авангарда, обстреляли из леса колонну 81-го полка и после 4-5 очередей ушли на лыжах. А вскоре авангард полка уперся в оборону оставшейся части отряда Контулы, насчитывающей примерно два взвода. Советские роты вновь были вынуждены остановиться. За спиной красноармейцев лежал южный склон очередной высоты, а впереди еще одно открытое пространство – болото шириной примерно 300 метров, за которым вновь поднималась поросшая лесом высотка.

Майор Закорецкий попытался связаться с Вещезерским по телефону, но связь была нарушена, поэтому после произведенной разведки майор на свой страх и риск направил в обход противника справа и слева подошедшие 3-ю и 4-ю роты полка, что и предопределило исход очередного боя. Почувствовав угрозу окружения, финны уже затемно оставили свой последний рубеж после непродолжительного сопротивления. Ночной бой обошелся 81-му полку в четверых раненных, но общие потери за 5 и 6 декабря по уточненным данным оказались довольно чувствительными: девять человек убитыми и 38 раненными.

«Свободное плавание» Зеленцова продолжалась недолго. Вечером к нему в штаб нагрянули гости, да не кто-нибудь, а сам Лев Захарович Мехлис в сопровождении Члена Военного Совета армии П.С.Фурта. Гости поговорили с пленными и расспросили самого Зеленцова о ситуации в дивизии и о его планах на будущее. О ситуации в 759-м полку Зеленцов и сам не много знал, поскольку связи с ним не имел, а вот про 662-й и 81-й полки рассказал охотно. О 662-м полке мы поговорим в следующей главе, а относительно 81-го полка налицо очередное игнорирование Зеленцовым приказа Дашичева. Вопреки недвусмысленным указаниям комкора-47, Зеленцов решил всем полком нанести «сокрушительный» удар по Суомуссалми с севера, для чего спешно подтягивал танковую роту разведбата и 2-й дивизион 86-го артполка. Замысел Зеленцова был незатейлив, но эффективен: взять Суомуссалми и «расплющить» финские силы между 759-м и 81-м полками как между молотом и наковальней. От армии Зеленцов попросил лишь авиационную поддержку с задачей «не допустить подхода резервов противника… с запада и с юга к Суомуссалми».

Вот только его задумка была совершенно понятна и противоположной стороне, и ждать того, что финны будут покорно сидеть в ожидании пока их «расплющат», вместо того, чтобы просто уйти на южный берег озер у Суомуссалми, было наивно. В этом отношении план Дашичева был более перспективным с точки зрения блокирования финских сил под Суомуссалми. Форсировав озеро Нисканселькя юго-западнее Суомуссалми, 81-й полк мог отрезать финнам пути к отходу через озеро на юг или, по крайней мере, не дать им закрепиться на южном берегу Хаукиперя и Нискаселькя. Для продолжения наступления на Суомуссалми с севера у Зеленцова оставались, помимо отряда 81-го полка, выделяемого специально для этого, еще и 3-й батальон 662-го полка, а так же разведывательный батальон дивизии – в целом силы, вполне достаточные для организации еще одного «молота». В оправдание Зеленцова можно сказать, что он, судя по всему, не слишком верил в успешное наступление 759-го полка, продолжавшего застревать перед каждым препятствием на два-три дня, а яркого успеха, каковым, безусловно, было взятие Суомуссалми, хотелось быстрее. Возможно, на решение Зеленцова повлияли полученные от пленных данные, неверно интерпретировав которые, Зеленцов решил, что перед 81-м полком находится весь Каяанский (то есть IV-й) батальон. Однако парадокс ситуации заключался в том, что сам по себе захват деревни Суомуссалми никаких особых преимуществ не давал, Суомуссалми был интересен как важный узел дорог, дающий возможность наступать на Пуоланку и Хюрюнсалми. А без овладения южным берегом озера Нисканселькя такой возможности не было, даже в случае взятия деревни.

Самовольство Зеленцова имело очень далеко идущие последствия и вызвало неудовольствие у командарма-9 Духанова. Когда П.С.Фурт доложил ему о решении комдива-163, Духанов был крайне удивлен и лишь напомнил Фурту: «Я давал указания не ввязываться в длительные бои под Суомуссалми, так как противник выгадает». Однако менять что-либо было уже поздно: Фурт смог связаться с Ухтой только когда прибыл в Юнтусранта, в час дня 7 декабря, когда наступление уже шло полным ходом. Против удара двух полков на Суомуссалми был и Л.З.Мехлис. 7 декабря он телеграфировал Ворошилову и Сталину:

«Будь я раньше на месте, не пустил бы на Суомуссалми два полка, ибо теряем в темпах движения на Улеаборг».

Дашичев, в свою очередь, в половине первого ночи 7 декабря еще раз попытался направить Зеленцов в обход Суомуссалми и послал ему дополнение к своему частному боевому приказу №1. 81-му полку все же была поставлена задача частью сил ударить в тыл финнам, противостоящим 759-му полку, и занять Суомуссалми. Основными же силами полка развивать наступление в направлении Хюрюнсалми, Кюре и Пуоланка. Эта часть вызывает некоторое недоумение, поскольку, напомним, в 81-м полку, даже с учетом приданной роты 662-го полка, было всего четыре стрелковые, разведывательная и пулеметная роты. Каким образом эти силы можно было распределить сразу на три направления (Суомуссалми, Хюрюнсалми и Пуоланка) представить себе сложно. Однако получил ли этот приказ Зеленцов – большой вопрос, поскольку связи со штабом корпуса у него по-прежнему не было.

Финское командование тем временем так же терзалось в сомнениях, что делать дальше. В Суомуссалми 6 декабря прибыл начальник штаба Северо-финляндской группы майор Каарле Кари. От Суомуссалми передовые советские части отделяло примерно 12 километров, никаких подготовленных позиций или серьезных естественных рубежей для обороны на этом маршруте не было, исключая пролив возле собственно Суомуссалми. Сил для того, чтобы вот так вот, «в чистом поле» остановить советское наступление тоже не было. Оборона же Суомуссалми при потере полуострова Хулкониеми теряла смысл, поскольку советские войска с него могли беспрепятственно форсировать озеро Нисканселькя (что командование 47-го корпуса и планировало сделать), а защищать его было нечем. В этом случае обороняющиеся в Суомуссалми батальоны были бы фактически окружены, лишившись всякого снабжения, а к тому же терялись выгодные оборонительные позиции по южному берегу озер Хаукиперя и Нисканселькя.

Оценив обстановку и взвесив все «за» и «против», Кари доложил Туомпо, что Суомуссалми придется оставить. Туомпо согласился с доводами Кари, назначив его командовать всеми финскими войсками в районе Суомуссалми вместо Кьюандера. Сведенные в т.н. «группу Кари» подразделения отводились на южный берег озер Хаукиперя и Нисканселькя, где им предстояло сдерживать наступление советских войск на Пуоланка и Хюрюнсалми до подхода подкреплений. Вместе с армией Суомуссалми покидало мирное население. Для прикрытия эвакуации в район хутора Кюлянмяки в 7 километрах севернее Суомуссалми на грузовиках была переброшена 1-я рота 15-го батальона. Задачей роты совместно с частью сил отдельной роты Симола было продержаться до 19 часов (20 часов по московскому времени) 7 декабря. С востока эвакуацию должна была прикрывать 2-я рота 15-го батальона. Паромную переправу юго-восточнее Суомуссалми защищали отдельная рота Контулы, а так же 2-я рота IV батальона. Таким образом, затея Зеленцова оказалась вдвойне бессмысленной: финны и так уходили из Суомуссалми, решительного штурма деревни не требовалось. Зато шанс закрепиться на южном берегу Нискаселькя был упущен.

Накануне нанесения «сокрушительного удара» по Суомуссалми, северная группа 163-й дивизии - 81-й и 662-й полки 6 декабря, наконец, получила 24 тонны горючего, что позволило заправить танки, автотранспорт и спецтехнику. Но вместе с тем, совершенно отсутствовал автол, продовольствия и фуража в частях имелась одна сутодача, хлеба не было уже два дня, начала ощущаться нехватка боеприпасов. В южной группе положение было еще хуже. Отсутствовали запасы фуража, продовольствия, концентратов и даже носимый и возимый неприкосновенный запас. Бойцы и командиры жили впроголодь и кормились буквально «с колес», сразу съедая то, что им доставляли. Создать запасы продовольствия и фуража не удавалось. Например, в 204-м дивизионе по состоянию на утро 6 декабря имелось 0,2 сутодачи продуктов и 0,1 сутодача фуража. Хлеба не было вообще. Неплохим подспорьем для питания солдат стала брошенная уходящими финнами скотина, которую 163-я дивизия весьма активно «приватизировала» на свои нужды, забыв о щепетильности в этом вопросе, проявленной в первые дни войны. У южной группы также фактически отсутствовало горючее, подходили к концу 76-мм гранаты и 45-мм осколочные снаряды, бойцы по-прежнему частично не имели теплого зимнего обмундирования.

Военный Совет 9 армии корень всех бед видел в плохом подвозе снабжения от дивизионных обменных пунктов непосредственно к частям, полагая, что корпусные и дивизионные командиры не уделяют тылу достаточно внимания. Вечером 6 декабря Духанов разослал по соединениям армии грозную депешу:

«Военный Совет требует немедленно заняться тылом, и перебой в подвозе от ДОП до частей будет рассматриваться как преступная беспечность со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Впрочем, у самого штаба 9 армии в этом вопросе «рыльце» так же было «в пушку». В армейском тылу царил не меньший бардак, чем в корпусном или дивизионном. Значительная часть грузов просто еще не успела достичь не то что дивизионных, но даже и корпусных обменных пунктов. Проблемы начинались буквально с момента прибытия эшелона на станции разгрузки. По сообщению начальника особого отдела НКВД 9 армии:

«Вследствие того, что разгрузка прибывающих вагонов и эшелонов до сего времени не организована, недостает рабочей силы, неподготовлены разгрузочные площадки. При разгрузке отсутствует должное руководство. Все это ведет к тому, что грузы предназначенные для частей 9 армии своевременно в части не доставляются, вагонами забиваются пути, происходит колоссальный простой вагонов».

К 15 декабря только на станции Кемь находилось 104 неразгруженных вагона, часть из которых простаивала более 10 суток! Вопрос о снабжении частей 9 армии заинтересовал даже Москву. 7 декабря, видимо опираясь на сведения, полученные от Мехлса, Ворошилов запросил Мерецкова, обращает ли тот внимание на то, что подвоз продовольствия в частях 9 армии отстает от расхода и запасы продовольствия сокращаются.

Итак, пользуясь отсутствием связи с вышестоящим командованием, Зеленцов утром 7 декабря бросил 81-й полк на Суомуссалми. Ранее шедшая в авангарде полка группа была заменена более сильной. Пехота была представлена 3-й ротой 81-го полка и 5-й ротой 662-го полка, поддержанными двумя взводами пулеметной роты 81-го полка. Артиллерия была представлена 2-м дивизионом 86-го артполка, двумя полковыми пушками и одним орудием 58-й батареи ПТО. С 7 утра эта группа возобновила наступление и уже к 9 утра вела бой с едва успевшей занять оборону в районе Кюлянмяки 1-й ротой 15-го батальона. Финны засели на господствующей над дорогой высоте, обойти которую было затруднительно, поскольку она фактически перекрывала вход на полуостров Хулконниеми. Первая атака была финнами отбита, и наступление остановилось. Предпринимать повторные лобовые атаки командир 81-го полка майор Вещезерский не стал, дожидаясь подхода двух танковых взводов и гаубичной батареи из состава 365-го артполка. Около 15 часов артиллерия открыла огонь с закрытых позиций и прямой наводкой, только 2-й дивизион израсходовал за день 138 76-мм гранат и 104 шрапнельных снарядов. После обработки финских позиций артиллерий в атаку рванулись бойцы 3-й роты с танками Т-37. Появление танков, до сих пор не встречаемых финнами в этом районе, произвело достойный эффект: противопоставить им финнам было просто нечего. Х.Сииласвуо позже описывал эти события:

«С изнывающим сердцем нужно было опять отступать… У наших частей для борьбы с танками не было в то время ни оружия, ни мин. Многие смелые солдаты, в том числе прапорщик резерва Хело, во время этого героического отступления погибли».

Слова насчет множества погибших при финском отступлении оставим на совести Сииласвуо, поскольку согласно данным финского военного архива помимо упомянутого прапорщика Я.А.Хело 7 декабря погиб только капрал Турунен из 1-й роты 15-го батальона.

Огонь артиллерии, танки и энергичный натиск 3-й роты 81-го полка сделали свое дело – около 16 часов финны начали отход к Суомуссалми. Свою задачу они выполнили, максимально задержав наступление советских подразделений. Советские подразделения продолжили наступление на Суомуссалми, однако в двух километрах от деревни вновь были задержаны финской засадой. Двигавшийся колонной авангард 81-го полка внезапно был обстрелян сильным ружейно-пулеметным огнем. Пехота залегла, однако, находившаяся с авангардом 4-я батарея 86-го артполка, не смотря на огонь противника, по приказу своего командира лейтенанта Свищева быстро развернулась прямо на дороге и открыла огонь в сторону противника, вынудив его отступить.

В 21 час авангард 81-го полка форсировал узкий пролив, соединяющий Киантаярви и Нисканселькя, и занял северо-западную окраину Суомуссалми, где полк и остановился на ночлег. За день потери составили четверых убитыми и 13 раненными. 86-й артполк недосчитался трех лошадей убитыми и двух раненными. По сообщению штаба 163-й дивизии,

«противник сжег 75% домов. Убивал коров, собак и кошек, чтобы не осталось Красной Армии».

1. Вероятно, имеются в виду населенные пункты Куртто и Вяли-леххо в 35-40 километрах юго-западнее Суомуссалми, узел дорог на пути к Пуоланка.

Следующая часть

Олег Киселев

© Музей Raatteen Portti, коммуна Суомуссалми, 2002–2004
© Институт повышения квалификации работников образования Республики Карелия, 2002–2004
© Heninen.net, 2002–2017