HENINEN.NETRAATTEEN PORTTIНовостиИнформация о проектеПантеон памятиЭкспедицияМедиаПрессаСсылкиГостевая книгаХроника боевФотоархивДокументыВойна и судьбыПамять и законСотрудничество музеевТуризм

2. ТЕАТР БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

Северная Карелия весьма плохо подходила для развертывания крупных армейских соединений. Бедная дорожная сеть ограничивала маневр войсками и не позволяла оперативно перебрасывать части с одного направления на другое. Так, уже в феврале 1940-го для того, чтобы перебросить 163-ю стрелковую дивизию на южный фланг армии в район Реболы, её пришлось более 250 километров везти от Юнтусранты до Кеми, затем еще около 120 километров по железной дороге до Кочкомы, и еще 200 километров до Реболы. Хотя по прямой Юнтусранта и Реболы разделяли всего 160 километров. По этой причине выход на рокадные дороги на территории Финляндии был жизненно важным для оперативного маневра частями армии. По условиям местности территория в тылу армии не позволяла маневрировать частями вне дорог. Штаб 47-го корпуса так характеризовал тыловой район корпуса:

«Местность – лесисто-горная с большим количеством озер и болот. Леса труднопроходимые для пехоты из-за большого количества бурелома, болот и озер. Грунт – песочно-каменистый с большим количеством подпочвенной воды».

Готовившаяся наступать на Суомуссалми 163-я стрелковая дивизия снабжалась через станцию Кемь Кировской железной дороги. Городок Кемь расположен у места впадения одноименной реки в Онежский залив в 350 километрах севернее столицы советской Карелии города Петрозаводска и в 220 километрах от ближайшей точки границы. От Кеми к границе шла дорога Кемь – Ухта – Войница, протяженностью 232 километра. Далее дорога разветвлялась – одна ветка шла к Лонке, другая - через Волконаволок на Важенваара. Впрочем, дорогой это можно было назвать с достаточной степенью условности. Участок от Кеми до Ухты, протяженностью 182 километра, представлял собой улучшенную оканавленную грунтовку, причем не одинакового качества. До Шомбы дорога шла вдоль реки Кеми (дальше русло реки резко поворачивало на юг) и была вполне приличного качества, по дороге в 18 километрах западнее Кеми располагался один из аэродромов армии – Подужемье. Наихудший участок дороги Кемь – Ухта начинался от Шомбы и тянулся до Лимсозера на протяжении 44-х километров по лесисто-холмистой местности, пересекая несколько мелких рек и ручьев. От Лимсозреа до Ухты дорога становилась лучше, поскольку на ней было существенно меньше подъемов и спусков, зато дорога петляла между небольшими озерцами, пока не выходила к северному берегу озера Среднее Куйто, являющееся составной частью крупной озерной системы, состоящей из трех озер – Верхнее, Среднее и Нижнее Куйто. Не доезжая 8 километров до Ухты, возле маленькой одноименной деревушки Чикша и небольшого одноименного озера располагался второй аэродром. Вне зависимости от качества проезжей части, в распутицу дорога Кемь - Ухта намокала и становилась труднопроходимой, за транспортом оставались глубокие колеи, мешавшие движению. Однако по сравнению с тем, что начиналось западнее Ухты, это были еще цветочки.

От Ухты грунтовка резко поворачивала на север. В направлении границы до деревни Кис-кис, расположенной в 15 километрах западнее, шла песчаная проселочная дорога, а далее до деревушки Войница фактически расширенная горная тропа, петляющая между скалами и сопками, с большим количеством крутых подъемов и спусков. Движение по ней было возможно только в сухую погоду или морозы. В распутицу скорость продвижения по ней составляла в среднем пару километров в час. От Войницы до хутора Лонка (36 километров) «дорога» ничем не отличалась от предыдущего участка, равно как и на участке от Войницы до Волконаволока (42 километра). Лишь 42-километровый участок от Волконаволока до Важенваара вновь становился грунтовой дорогой, местами даже улучшенной. Кроме того, здесь имелись новые мосты.

В процессе выдвижения частей 163-й дивизии к границе погода была на стороне советского командования: температура воздуха с 21 ноября постепенно опускалась от -2 до -11 градусов, поэтому дорожное покрытие оставалось более-менее твердым. Тем не менее, дорогу приходилось спешно приводить в порядок, причем сил имевшегося в распоряжении командования 9-й армии 13-го инженерного батальона для этого было явно недостаточно, поэтому к дорожному строительству широко привлекались части 163-й дивизии. Дорогу от Войницы до Волконаволока 759-му стрелковому полку пришлось фактически строить заново, 662-й полк занимался дорожным строительством так же практически до начала боевых действий. Работа и перевозки тяжким бременем легли на конский состав частей и соединений, а фураж для питания лошадей в условиях грандиозных перебросок от Кеми к границе доставляли не всегда вовремя и в нужных количествах. Например, во 2-м дивизионе 86-го артполка 19-21 ноября кони получали в сутки от 500 до 900 граммов овса, но при этом работали, что называется, за двоих. В результате к началу боевых действий конский состав частей 163-й дивизии был сильно изнурен, часть лошадей была уже просто не способна к выполнению своих обязанностей без лечения, а часть просто не перенесли тяжелой работы при скудной кормежке. Так в 81-м полку с 11 ноября по 2 декабря пало 60 лошадей, а еще 300 пришлось оставить в селе Кис-Кис в виду сильной истощенности.

С финской стороны границы 163-ю дивизию дорожное изобилие так же не ожидало. Хорошая рокадная дорога Суомуссалми – Куусамо проходила параллельно границе на расстоянии 25-40 километров, но до этой рокады еще нужно было добраться. Между рокадой и границей находилась местная жемчужина – озеро Киантаярви, протянувшееся от Суомуссалми на север почти на 40 километров и имевшее ширину от двух до семи километров. Примерно от середины Киантаярви на северо-восток отходило озеро Коккоярви, плавно перетекающее в озеро Кулмаярви и таким образом достигавшее границы. В месте слияния Коккоярви1 и Кулмаярви на северном берегу была расположена небольшая деревня Юнтусранта, состоящая из нескольких «двухэтажных домов, окрашенных желтой и красной краской». От Юнтусранты на север шла проселочная дорога, в конце концов, выводящая к Куусамо. Ни к границе, ни на запад ничего похожего на дорогу не было, если не считать таковыми лесные просеки и тропы.

Между Коккоярви и Киантаярви располагался большой полуостров Салонниеми, на котором было несколько одиночных хуторов: Салонваара (Тенхола), Аурала, Кеттеря (Кетрявара), Линнасалми (Ахола) и другие, связанные между собой расширенной лесной тропой. Через озеро Киантаярви (пролив Линнасалми у одноименного хутора) была наведена паромная переправа, от которой по западному берегу Киантаярви шла хорошая проселочная дорога до крупного хутора Кианнанниеми, от которого дорога поворачивала на запад и выходила на рокаду в районе хутора Паловаара, в 30 километрах севернее Суомуссалми. Следуя по дороге на север, можно было достичь шоссе Куусамо – Оулу, кроме того, от рокады в западном направлении отходили несколько дорог, по которым можно было двигаться на юго-запад от хутора Перанка или северо-запад от хутора Наппури, достигнув через 36-38 километров либо дорожного узла Или-Нальянка (Нива), либо Тайвалкоски соответственно. Это позволяло в дальнейшем развивать наступление в любом выгодном направлении.

Однако главным направлением для 163-й дивизии было все же южное, т.е. на Суомуссалми. Деревня была важнейшим коммуникационным узлом, откуда расходилось сразу несколько дорог: на запад в направлении деревни Пуоланка и далее на Оулу, на юго-запад к важному железнодорожному узлу Контиомяки и на восток к Кухмо и Важенваара. Собственно село Суомуссалми включало так называемую «церковную деревню» (Кирконкюля), расположенную на восточной стороне 350-метрового пролива Суомуссалми и несколько хуторов, расположенных по обе стороны пролива. Через пролив озеро Киантаярви соединялось с озером Нисканселькя, расположенным практически перпендикулярно Киантаярви. На восток от Нисканселькя отходило длинное (около 10 километров) узкое озеро Хаукиперя, заканчивавшееся озером Куйвасярви. Параллельно Хаукиперя южнее расположено озеро Вуоккиярви, вытянувшееся более чем на 40 километров на юго-восток. В западной части Нисканселькя на север отходило озеро Орависелькя, образовывая между собой и Киантаярви полуостров Хулконниеми, по которому проходила часть рокады, ведущей к Суомуссалми, поэтому в советских документах Хулконниеми часто называли «полуостров с рокадой». С Хулконниеми и южным берегом Хаукиперя Суомуссалми, или если быть точным Кирконкюля, соединяли паромные переправы. В десяти километрах севернее Суомуссалми от рокады отходила дорога на северо-запад, ведущая также в Или-Нальянка.

От железнодорожного узла Контиомяки на север отходила ветка узкоколейной железной дороги длинно около 155 километров, проходившая через Хюрюнсалми и оканчивавшаяся в Тайвалкоски. Ветка шла фактически параллельно шоссе Суомуссалми – Перанка на расстоянии от 12 до 35 километров. Эта железная дорога в перспективе позволяла финнам оперативно перебрасывать части с одного фланга 163-й дивизии на другой, но что интересно, практически не использовалась с этой целью. Любопытно, что строительство дороги было завершено буквально за день до начала войны, поэтому большинство станций не было оборудовано никакими погрузочно-разгрузочными средствами, а на многих из них не было даже платформ.

Дорога, отходящая от Суомуссалми на восток (дорога Раате или Важенваарская дорога, как её именовали в советских документах) была единственной дорогой в прямом смысле этого слова, соединяющий район Суомуссалми с советской территорией. Дорога была шириной в среднем 4 метра, справа и слева от неё практически на всем протяжении тянулся лес, который на многих участках примыкал вплотную к дороге, создавая отличные условия для действий партизанских и диверсионных групп. Примерно на полпути от Суомуссалми к Раате дорога разветвлялась: на юг уходила дорога к Кухмо. Как и вдоль рокады, вдоль дороги Раате располагалось несколько хуторов, самым крупным из которых был собственно Раате, насчитывающий восемь дворов. От Суомуссалми на северо-восток уходила еще одна небольшая дорога, которая пропетляв около 30 километров между хуторами, скалами и холмами выходила на дорогу Раате в паре километров западнее развилки на Кухмо. Огромный район, площадью около 1000 квадратных километров между Юнтусрантой, Раате озером Киантаярви и границей представлял собою сплошь поросшую лесом гористую труднопроходимую местность, слабозаселенную и лишенную дорог. Установить здесь связь между группировками 163-й дивизии не было никакой возможности

Вообще условия местности были большим подспорьем для финнов: советские части просто не могли использовать свое подавляющее численное превосходство, вынужденные тащиться вперед узкой колонной и фактически не имевшие возможности развернуть для атаки силы более батальона или использовать глубокие охваты противника. Ходить на лыжах подавляющее большинство красноармейцев не умели, да и лыж в дивизии остро не хватало. Само шоссе Каяани – Куусамо, а так же дороги Раате – Суомуссалми и Юнтусранта – Паловаара изобиловали разного рода переправами, создавая очень удобные естественные рубежи для обороны по берегам рек и озер. Например, 759-й полк должен был на своем пути к Суомуссалми последовательно преодолеть четыре водных преграды. Основной группировке дивизии нужно было от Лонки фактически по бездорожью пройти около 20 километров из них половину по территории противника, до деревни Юнтусранта. Двигаясь по тропе на запад, войскам предстояло пересечь две небольшие речки, повернуть на юг до хутора Кетрявара, затем пересечь северную оконечность озера Киантаярви через трехкилометровый пролив Линнасалми (правда, посередине пролива находился достаточно крупный остров), и лишь затем, пройдя еще десяток километров на запад, они выходили на вышеозначенную дорогу в районе хутора Паловаара. Строго говоря, ближе к стыку дорог находился хутор Энсиля, однако этот перекресток почему-то традиционно называют именно как Паловаара. Всего от границы до рокады дивизии предстояло проделать примерно 45 километров по тропам и проселочным дорогам.

Чтобы избежать длительных позиционных боев на этом пути, командование 9 армии настаивало:

«С переходом в наступление действия войск должны быть решительными, войска не должны ввязываться во фронтальные бои на укрепленных позициях противника, оставляя заслоны с фронта, обходить фланги и заходить в тыл, продолжая выполнять поставленную задачу. Особенно хорошо должны быть поставлены разведка и охранение ночью».

Как организовывать подобные действия при плохо подготовленном, а то и вовсе небоеготовом личном составе, приказ, к сожалению, не пояснял. Тем не менее, командиры полков искренне пытались организовывать обходы флангов противника с различным эффектом. Впрочем, не будем забегать вперед.

Следующая часть

Олег Киселев

© Музей Raatteen Portti, коммуна Суомуссалми, 2002–2004
© Институт повышения квалификации работников образования Республики Карелия, 2002–2004
© Heninen.net, 2002–2017