HENINEN.NETRAATTEEN PORTTIНовостиИнформация о проектеПантеон памятиЭкспедицияМедиаПрессаСсылкиГостевая книгаХроника боевФотоархивДокументыВойна и судьбыПамять и законСотрудничество музеевТуризм

Уроки войны с Финляндией
Неопубликованный доклад Наркома обороны СССР К.Е.Ворошилова
на пленуме ЦК ВКП(б) 28 марта 1940 года

Война с Финляндией продолжалась 104½ дня и носила чрезвычайно ожесточенный характер.

Должен сказать, что ни я - Нарком Обороны, ни Генштаб, ни командование Ленинградского Военного Округа вначале совершенно не представляли себе всех особенностей и трудностей, связанных с этой войной. Объясняется это прежде всего тем, что Военвед не имел хорошо организованной разведки, а следовательно, и необходимых данных о противнике; те скудные ведения, которыми мы располагали , о Финляндии, ее вооружениях и укрепленных районах, не были достаточно изучены и обработаны и не могли быть использованы для дела.

Военное ведомство подошло к подготовке войны с Финляндией недостаточно серьезно:

  1. Стрелковых войск, артиллерии и танков, сосредоточенных на Карельском перешейке и в Карелии к началу военных действий, было явно не достаточно для того, чтобы прорвать укрепленную линию на Карельском перешейке и разгромить финляндскую армию.
  2. Не зная как следует противника и театра военных действий, мы считали возможным применение наших тяжелых дивизий и танковых войск на всех участках финляндского театра.
  3. Начиная войну зимой, войска не были должным образом обмундированы, оснащены и снабжены для действий в суровых зимних условиях.
  4. На вооружении наших стрелковых войск не оказалось легкого пистолета-пулемета и ротного 50-мм миномета.

Эти и целый ряд других не менее серьезных недочетов в подготовке Красной Армии и особенно в подготовке к войне с Финляндией, о которых скажу ниже, не замедлили сказаться в просессе войны самым тяжелым образом.

Как известно, война началась 30 ноября 1939 года. С началом боевых действий в центре была создана Ставка Главного Венного Совета в составе тт. Сталина, Ворошилова, Нач. Генштаба т.Шапошникова и Наркома Военно-Морского флота т.Кузнецова (последний участвовал на заседаниях только при решениях морских вопросов). Постоянным и активным участником Ставки являлся Пред. Совнаркома тов. Молотов, хотя он официально и не был членом Ставки.

Ставка главного Военного Совета фактически руководила делами войны и всей организационно-творческой работой, связанной с фронтом.

Наши войска на Карельском перешейке утром 30.XI, после артиллерийской подготовки, перешли в общее наступление по всему фронту и, преодолевая всевозможные искусственные и естественные преграды и заграждения, уничтожая передовые части противника, к 10 декабря подошли к передовому краю финского укрепленного района. Войска в непрерывных боях преодолели в общем от 25 до 65 км территории противника, делая в среднем от 3 до 6 км в сутки. За этот сравнительно короткий срок наши войска на Карельском перешейке с боями овладели довольно обширным плацдармом, представлявшем собой так называемое предполье укрепленного района, а попросту говоря, было взято поле, сплошь изрытое окопами и противотанковыми рвами с эскарпами, с множеством блиндажей и других полевых сооружений, утыканное гранитными и железобетонными надолбами, на больших пространствах по фронту и в глубину, переплетенное вдоль и поперек проволочными заграждениями, с большим количеством специально оборудованных пулеметных и артиллерийских гнезд и площадок. Огромное количество лесных завалов, оплетенных колючей проволокой, на всех дорогах и предмостьях завершали общую картину предполья. Ко всему этому финны широко применяли фугасы, противотанковые и другие мины заграждения, которыми минировали не только дороги, съезды с них и все более или менее проходимые участки местности, межозерные перешейки, мосты, дома, всевозможные постройки, но даже и предметы домашнего и обихода и пр. Помимо этого, отступая, финны начисто сжигали деревни, насильно уводили жителей, угоняли или истребляли скот и пр. Вот такая, с позволения сказать, местность и называется предпольем Укрепленного Района.

В тот же день, 30 ноября, наши войска, расположенные в Карелии, на Петрозаводском, Ухтинском, Кандалакшском и Мурманском направлениях, также перешли государственную границу и с боями начали продвигаться в глубь Финляндии. Войска Петрозаводского направления, развивая свое наступление, к 15 декабря вышли в район Койта-Йоки, оз. Кола-Ярви, Мурсула и, встретив на этой линии заблаговременно подготовленные оборонительные позиции и сильное сопротивление противника, вынуждены были приостановить свое наступление и перейти к организованной обороне. За 15 дней войска этого направления проделали 65-километровый марш с боями, при темпе движения в среднем 4,5 км в сутки.

Войска Ухтинско-Кандалакшског направления с боями продвигались вперед и к 18 декабря овладели своими правофланговыми частями районом восточного берега оз. Кеми-Ярви, центром своих сил - Суомус-Салми, Карписалми, Нурмиярви. На этой линии противник также, на заранее подготовленных оборонительных позициях, задержал продвижение наших войск, вынудив их и здесь приостановить наступление и перейти к обороне.

Здесь мы продвинулись вглубь Финляндии от 35 до 140 км, делая с боями в среднем по 2,3-8,7 км в сутки.

Северная группа наших войск, действовавшая с Мурманска в направлении на Петсамо, 1 декабря овладела с боем портом Петсамо, одновременно очистив от финских гарнизонов районы, принадлежавшие Финляндии на полуостровах Средний и Рыбачий.

Начальный период военных действий характеризуется огромным прорывом всего личного состава и большим напряжением всех родов войск.

Особенно много пришлось поработать в тот период на Карельском перешейке танковым войскам. Танки явились здесь не только серьезным боевым средством, но также и организующим войска фактором. Смелые, часто через чур смелые действия танковых бригад и батальонов увлекали за собой пехоту и нередко предопределяли и обеспечивали ее успех.

Действия артиллерии на Карельском перешейке в первый период не представляли собой той сокрушающей мощи, которую она выказала позже, при прорыве укрепленной "линии Маннергейма", тем не менее и в это время на Карельском перешейке артиллерия выполняла свои задачи, как правило, хорошо.

Наша авиация - этот важнейший боевой фактор вооруженных сил, к сожалению, в течение всего декабря месяца не могла принять активного участия в боевых действиях совместно с наземными войсками из-за тяжелых метеорологических условий, что, разумеется, не могло не сказаться на успехе операций наших войск. Кроме того, вынужденное бездействие нашей авиации позволило противнику беспрепятственно производить в широких размерах оперативные переброски сил и средств в нужные районы и пункты, используя свои внутренние и операционные линии.

Уже за этот первый, сравнительно короткий период войны были выявлены многие слабые стороны наших войск и сильные стороны противника.

Сильные стороны финнов

  1. Не в пример чехословакам и Польше финны оказались не только способными к сопротивлению, но и не плохо к нему подготовленными.
  2. Финская армия, неплохо организованная, вооруженная и обученная, применительно к местным условиям и задачам, оказалась весьма маневренной, устойчивой в обороне и хорошо дисциплинированной.

    Щюцкор - это белогвардейская больше чем 150-тысячная организация, вышколенная и натасканная на травле и ненависти к большевистской России, влитая в отмобилизованную армию, явилась достаточно прочным основанием и цементирующим средством, скреплявшим всю финскую армию. Одновременно щюцкоровцы выполняли внутри армии и функции жандармов.

  3. Тактическая подготовка финских войск в целом - хорошая. Тактика мелких подразделений отработана со всей тщательностью, а отдельный боец обучен неплохо.
  4. На вооружении финны имели помимо всего прочего:
    • пистолет-пулемет хорошей, современной конструкции с магазином в 70 патронов, действующий безотказно в любых метеорологических условиях;
    • легкий 81-мм миномет с достаточным количеством мин;
    • большое количество различных мин заграждения.

    Все это оружие хорошо было использовано противником против наших войск. Особенно тактически умело применяли финны мины заграждения и свой пистолет-пулемет. Небольшие группы лыжников, прорывавшиеся ночью, а частью и днем в тыл наших войск, имея десяток пистолетов-пулеметов, нападали на наши части, располагавшиеся в большинстве случаев на дорогах, и возле них, и наносили иногда серьезный урон. Это относится к нашим войскам, действовавшим севернее Ладожского озера. На Карельском перешейке таких случаев почти не было.

  5. Финны хорошо пользовались лыжами и отлично ориентировались в лесах, что давало им известное преимущество.
  6. Зимние условия финские войска переносят сравнительно стойко.
  7. Финны оказались очень изобретательными в строительстве полевых оборонительных сооружений и целых рубежей и неутомимо трудолюбивыми. Противотанковые препятствия, рвы, завалы, окопы, блиндажи и минные заграждения возводились ими, где тактически требовалось, за короткий срок и представляли собой серьезные препятствия для действия и продвижения наших войск.
  8. Противник хорошо владеет искусством маскировки и широко его применил во всех своих тактических действиях.
  9. Финны с помощью англо-французов и, в свое время, немцев, подготовляя плацдарм против Советского Союза, построили на Карельском перешейке Укрепленный Район, фланги которого упираются на востоке в Ладожское озеро и на западе в - Финский залив. Продолжением этого Укрепленного Района служит хорошо оборудованный в артиллерийском отношении архипелаг Койвисто (Бьерке), закрывающий Выборгский залив и подступы к городу Выборгу с моря. Это обстоятельство также давало противнику известное преимущество.

О строительстве финнами на карельском перешейке Укрепленного Района Военное Ведомство знало, но что в действительности представляет этот Укрепленный Район, мы, к сожалению, узнали только после того, как наши героические войска его прорвали и заняли Выборг.

"Линию Маннергейма" не только финское правительство и главное командование рассматривали как неприступную крепость, ее таковой считали и англо-французские специалисты, и "друзья" финнов, не перестававшие твердить, что о нее разобьются вооруженные силы большевиков. Этим, а ни чем иным следует объяснять неразумное, граничащее с идиотизмом, упорство финского правительства при переговорах с нами в ноябре прошлого года, когда финнам предлагались наивыгоднейшие условия мирного разрешения вопроса о гарантии безопасности Ленинграда.

Вот неполный перечень преимуществ и положительных сторон финских вооруженных сил по сравнению с Красной Армией.

Я здесь не касаюсь своеобразной, очень тяжелой топографической обстановки, в сильной степени помогавшей противнику и затруднявшей действия наших войск.

Слабые стороны финнов

  1. У финнов было, по понятным причинам, гораздо меньше резервов, чем у нас. 600 тыс. человек - это тот предел, до которого могли довести финны численность своей армии.
  2. Полевая артиллерия финнов в сравнении с нашей артиллерией была слаба и малочисленна..
  3. Авиации у финнов было несравненно меньше, чем у нас.
  4. Финская армия, несмотря на ее неплохие качества, оказалась все же неспособной к большим наступательным действиям, ввиду чего ее активность ограничилась обороной на Карельском перешейке и партизанскими действиями на других фронтах.
  5. Финское командование, несмотря на свою изобретательность и изворотливость, все же оказалось не на высоте, так как оно слишком переоценило "неприступность" линии Маннергейма и недооценило силу нашей артиллерии и авиации и силу натиска Красной Армии.

Все это привело к тому, что после первого сильного удара со стороны нашей армии на Карельском перешейке финская армия оказалась в состоянии полного развала.

Наши недочеты, обнаруженные при первых же столкновениях с финнами:

  1. На протяжении ряда лет во всех наших оперативных планах мы рассматривали Финляндию как второстепенное направление, и в соответствии с этим силы и средства, предназначавшиеся для этого участка, были способны вести только оборонительные действия. Отсюда - недостаточное внимательное и серьезное отношение к Финляндскому театру вообще и недопустимо слабое знание его специфических особенностей.
  2. Нами уделялось недостаточно внимания дорожному строительству - этому первому и главнейшему делу в подготовке всякой войны. Если в этом отношении было кое-что сделано на Карельском перешейке, то почти ничего не было сделано в Карелии.

    Слабо развитая сеть дорог в Карелии вынуждала нас базировать на одной, часто наспех проложенной дороге большие войсковые соединения, что, разумеется, затрудняло их нормальную боевую деятельность.

  3. Плохо поставленное дело военной разведки вообще отрицательно отразилось на нашей подготовке к войне с Финляндией.

    Наркомат Обороны, и Генеральный Штаб в частности, к моменту начала войны с Финляндией не располагал сколько-нибудь точными данными о силах и средствах противника, качестве войск и их вооружении, особенно плохо был осведомлен о действительном состоянии Укрепленного Района на Карельском перешейке, а также об укреплениях, построенных финнами в районе озера Янисярви - Ладожское озеро.

  4. Все это, вместе взятое, до известной степени предопределяло недостаточно серьезное отношение Военного Ведомства ко всем мероприятиям, связанным с подготовкой войны с Финляндией. Предполагалось, что война с финнами будет скоротечна и во всяком случае не представит больших трудностей для нашей армии. В следствие этого мы оказались недостаточно подготовленными для решения самостоятельно стратегической задачи на финском секторе. Первоначально предназначенных сил для войны с Финляндией оказалось совершенно не достаточно. Этот просчет я считаю одним из самых больших дефектов во всех мероприятиях по подготовке к войне с Финляндией, который очень скоро отрицательно сказался на действиях наших войск. Уже через 10-15 дней наши войска на Карельском перешейке, упершись в Укрепленный Район, вынуждены были остановиться и перейти к обороне. Войска, действовавшие в Карелии, в свою очередь, встретив на своем пути сильные, заранее подготовленные оборонительные позиции, также приостановили свое наступление и перешли к обороне. Нужны были дополнительные свежие силы для того, чтобы не дать противнику оправиться после нанесенного ему чувствительного удара, но этих сил не оказалось на месте, их нужно было перебрасывать по железным дорогам изнутри страны, что требовало довольно значительного времени. Таким образом, сравнительно успешно начатое наступление вынудило Ставку Главного Военного Совета приостановить его, впредь до подхода необходимых сил и подброски средств. Это потребовало значительного времени, что дало возможность противнику на некоторых боевых участках Карелии перейти к активным действиям и временно овладеть инициативой.
  5. Одновременно, в процессе боевых действий наших войск, были обнаружены большие недостатки в организации, боевой подготовке, вооружений и снабжении армии.
  6. Недостатки организационного порядка:
    • Наша стрелковая дивизия, особенно в условиях боевого применения на север Финляндии, от Ладожского озера и дальше на север, оказалась громоздкой, неповоротливой, перегруженной боевой техникой и тылами;
    • Значительная часть стрелковых дивизий, развернутых из кадров, так называемых тройчаток, оказались, особенно на первых порах, очень слабыми;
    • Мы вышли на войну, не имея на вооружении пистолета-пулемета, которым были хорошо снабжены финны. Поэтому мы оказались в этом отношении слабее своего противника, который скоро это понял и полностью использовал свое преимущество. Мы имели неплохой пистолет-пулемет Дегтярева, который не был принят в свое время на вооружение армии, хотя им были вооружены охранные части НКВД. Это - просчет Наркомата Обороны;
    • В таком же невыгодном положении мы были в отношении вооружения минометами, особенно 50-мм ротным. Имевшиеся на вооружении 82-мм батальонные минометы слабо использовались в войсках, а в некоторых частях их совсем не использовали, потому что минометы не были войсками еще освоены. Для их использования не было подготовленных кадров. Начавшие поступать в действующую армию 50-мм минометы на первых порах также плохо применялись из-за отсутствия подготовленных минометчиков. Только на самом фронте постепенно изживались эти недостатки, и войска могли начать пользоваться минометным оружием, отвечая противнику на его мины своими собственными минами лишь с февраля месяца. Это тот же просчет НКО;
    • Стрелковые войска, как правило, не умели ходить на лыжах, и не только те, которые прибывали из южных районов, но и те, которые были постоянно дислоцированы в Ленинградском Военном Округе. Это обстоятельство очень тяжело отразилось на некоторых стрелковых дивизиях, действовавших севернее Ладожского озера. Правда, войска на месте, и боевой обстановке, овладевали лыжами, но результаты были мало эффективными и во всяком случае боевой ценности не представляли. Противник в этом деле превосходил нас и свое преимущество пользовал широко и умело;
    • Экипировка войск, в первую голову стрелковых, не соответствовала условиям зимы, да еще такой суровой, как истекшая. Мало было валенок, не хватало полушубков, рукавиц; старый шлем оказался мало пригодным для носки в большие холода, и его требовалось заменить на шапку-ушанку. Это недосмотр Военного Ведомства;
    • Организация питания войск также потребовала больших изменений, так как существовавший порядок, по недосмотру Военного Ведомства, не предусматривал целого ряда продуктов питания в концентратах. Армия не имела на своем снабжении сухарей, которые заменялись галетами. А между тем для войск, действовавших в отдалении от железных дорог и расположившимся бивуачным порядком, сухари и концентраты представляли наиболее подходящие продукты питания. Сухари и концентраты легче доставлялись войскам (меньший объем), и их лучше было употреблять, так как они меньше подвергались замерзанию;
    • Боевая подготовка стрелковых войск в большинстве случаев была на низком уровне. Молодые, недавно развернутые до штата военного времени дивизии, имевшие и без того слабые кадры, были пополнены призванными из запаса начсоставом, который еще больше расслабил кадровый костяк.

      Такому начсоставу не под силу было, разумеется, за короткое время добиться и хорошей организованности, и нужной выучки вверенных ему подразделений и частей. Во многих случаях полки, батальоны и роты становились боеспособными только в процессе боевых действий.

    • Не на должной высоте оказались и многие высшие начальники. Ставка Главного Военного Совета вынуждена была снять многих высших командиров и начальников штабов, так как руководство войсками не только не приносило пользы, но и было признано заведомо вредным;
    • Штабы, сформированные в период войны, от самых высших до дивизионных включительно, за малым исключением, были слабо подготовлены и не могли квалифицированно и полно руководить вверенными им войсками, не были способными быстро реагировать на изменившуюся на фронте обстановку и часто тянулись в хвосте событий;
    • Дисциплина в войсках в первое время боевых действий почти повсюду была слабой. Многие из начсостава, не будучи уверенными в своих силах, плохо ориентируясь в обстановке, а часто просто растерявшись, были мало способными следить за своими частями, наводить в них порядок и блюсти строгую воинскую дисциплину. Хуже всего обстояло дело в тылах полков и особенно дивизий, где часто по делу и без дела бродило большое количество бойцов и даже командиров, на которых никто не обращал внимания. Дороги забивались обозами, у кухонь скоплялись не только военные, но и гражданские лица и т.п.

Специальные указания Ставки Главного Военного Совета и меры, принятые Военными Советами Армий по этому поводу, дали свои положительные результаты. Порядок и дисциплина в войсках резко повысились.

Говоря о слабости дисциплины, я не могу, однако, отметить случаев, за исключением единичных, неповиновения подчиненных старшим начальникам или неисполнения боевых приказов. Большая воинская дисциплина в действующей армии неизменно была высокой.

Ликвидация обнаруженных просчетов

  1. События требовали быстрого и радикального изжития всех недочетов и болячек, выявленных в процессе боевых операций. Ставка Главного Военного Совета по инициативе и под руководством товарища Сталина приняла ряд разнообразных и радикальных мер, направленных к скорейшей и, по возможности, полной ликвидации недочетов в войсках. Были приняты все меры к тому, чтобы бездорожный Северный район Финляндского фронта был оборудован грунтовыми военными дорогами; кроме того, с самого начала войны было начато строительство железных дорог: одной - Петрозаводск - Суоярви и другой - Кандалакша - Куолаярви. Часть из этих мероприятий дала себя почувствовать. Военная дорога Волховстрой - Лодейное Поле - Сальми, а так же ряд дорог, построенных на фронте, улучшили положение действующих частей в этих районах. Через 2½ месяца после начала строительства было открыто железнодорожное движение по новой ветке, соединявшей Петрозаводск с бывшей финской железнодорожной линией. Если бы война продолжилась, эта ж.д. линия играла бы огромную роль.
  2. В процессе событий недочеты нашей разведки восполнялись данными, которые мы получали от штабов действующей армии и отчасти от нашей авиации. Это давало возможность Ставке Главного Военного Совета ориентироваться в обстановке и своевременно реагировать на события.
  3. Первоначально намеченное количество войск против Финляндии подверглось резкому изменению. Ставка Главного Военного Совета приказала подготовить необходимое количество стрелковых дивизий и других частей, которые в срочном порядке железнодорожным транспортом были направлены на соответствующие участки боевых фронтов. Считаю уместным здесь упомянуть о трудностях, связанных с железнодорожными перебросками войск, с которыми мы встретились. Как вам известно, железнодорожный транспорт не был отмобилизован, и воинские перевозки совершались по мирному графику, что, естественно, снижало скорость и быстроту перебросок воинских поездов. Несмотря на это, темпы продвижения железнодорожных эшелонов следует признать замедленными, в результате чего войска и военные грузы поступали на фронт с запозданием; сосредоточением войск растягивалось во времени, а это сказывалось на планах и боевой деятельности.
  4. В вопросах организационного порядка Ставка Главного Военного Совета приняла ряд мер, в частности, было приказано облегчить несколько стрелковых дивизий, действовавших на севере, путем разгрузки их тылов и сокращении дивизионной артиллерии. Были реорганизованы пулеметные роты в батальонах и пулеметные взводы в ротах; организованы из лучших лыжников специальные лыжные батальоны в дивизиях и пр.
  5. Широкое пользование финнами лыж потребовало и от нас соответствующих мер. Ставка Главного Военного Совета дала указание НКО создать из добровольцев - а желающих добровольно идти на фронт было много - специальные лыжные батальоны и эскадроны. Было организовано из добровольцев довольно значительное число батальонов и эскадронов, общая численность которых достигла 70 тыс человек. Эти части, соответственно экипированные и вооруженные автоматическим и самозарядным оружием, были распределены между дивизиями на фронте. Кроме того, действующим войскам было дополнительно дано достаточное количество лыж. Из центра были посланы хорошо подготовленные инструкторы по лыжному спорту для помощи в обучении войск овладению лыжами.

    Одновременно было признано целесообразным использовать на фронте в качестве легких подвижных войск небольшое количество наших кавалерийских спешенных частей, которые в боях полностью оправдали свою хорошую боевую репутацию, дрались упорно и героически. Кроме того, идя навстречу массовым ходатайствам со стороны добровольцев, шедшим со всех концов страны, о посылке их в действующую армию, Ставка Главного Военного Совета приказала НКО - создать 2 стрелковые дивизии из добровольцев. Эти 2 дивизии были организованны в МВО в короткий срок и направлены на фронт.

  6. Как только было обнаружено, что войска противника широко применяют в боях легкий пулемет-пистолет, Ставка главного Военного Совета, вернее, лично товарищ Сталин поднял всех и все на ноги и заставил восстановить производство пистолета-пулемета Дегтярева. Этот пистолет имел обойму всего лишь на 25 патрон. Тов. Сталин потребовал от Наркома Вооружения тов. Ванникова и его конструкторов дать магазин такой же, как у финского пистолета, на 70-75 патрон. Буквально в течение десятка дней наша промышленность освоила и пистолет, и новый магазин на 70 патрон и начала выпускать ежедневно сотнями собственный пистолет-пулемет, который немедленно направлялся в действующие войска. Тогда же тов. Сталиным был круто поставлен вопрос о быстром повышении производства минометов и мин. Рядом мероприятий и это дело было двинуто вперед. Вследствие обнаруженных недочетов в деле стрелкового и минометного вооружения в действующих войсках тов. Сталин потребовал выделить из Артиллерийского Управления Отделы: стрелкового и минометного вооружения, развернув их в самостоятельные управления. Этим управлениям было вменено в обязанность в срочном порядке вытянуть стрелковое и минометное оружие до уровня полного удовлетворения действующих войск.
  7. В деле экипировки войск Ставка Главного Военного Совета, опять-таки по инициативе и под руководством тов. Сталина, приняла ряд различных и срочных мер. Главнейшие из них:
    • Было приказано соответствующим отраслям промышленности изготовить достаточное количество валенок, полушубков, теплых рукавиц, шапок-ушанок и т.п.;
    • Придавая чрезвычайно серьезное значение вопросу обеспечения теплым обмундированием действующих войск, товарищ Сталин поручил секретарям Центрального Комитета тт. Андрееву и Маленкову включиться вплотную в это дело и оказывать повседневную деловую помощь Начальнику Снабжения тов. Хрулеву. Товарищи Андреев и Маленков проделали очень большую полезную для армии работу. Войска в короткий срок, не только бывшие на фронте, но и подходившие к фронту, были полностью и хорошо экипированы.
  8. В вопросах улучшения дела снабжения войск концентратами и сухарями были предприняты тов. Сталиным срочные и тоже радикальные меры. Тов. Микоян получил соответствующие указания, и в несколько дней было развернуто в больших размерах производство сухарей и различных концентратов. Всем этим товарищ Сталин занимался вплотную и непрерывно, до тех пор, покуда не убеждался в том, что начатое дело поставлено прочно на ноги и не вызывает больше сомнения в своем дальнейшем развитии. В течение короткого срока войскам на фронт были направлены сотни и тысячи тонн сухарей и концентратов.

    Отрыв действующих армий от железных дорог, необходимость нормального, бесперебойного питания войск на фронте потребовали организации большого автомобильного транспорта. Свыше 60 тыс. автомобилей курсировали между фронтом и железной дорогой, обеспечивая войска всем необходимым и перебрасывая и сами войска от ж.д. к фронту. Нужно признать, что транспортные войска в целом работали с большим напряжением и хорошо, особенно если учесть, что водителям довольно часто приходилось очищать себе путь оружием от финских диверсионных засад.

  9. Ставка Главного Военного Совета постановила ввиду начавшихся больших и устойчивых холодов на фронте основной суточный паек бойца действующей армии увеличить на 15 грамм сахара, 50 грамм сала, а также было принято решение ввиду больших морозов выдавать всему личному составу с января по апрель по 100 грамм водки. Общая калорийность пайка, таким образом, была доведена до 4.449 калорий вместо 3.717 калорий основного пайка.

    Это мероприятие сыграло исключительно важную роль в деле снабжения сил и энергии людского состава действующей армии.

  10. В целях улучшения организации и повышения боевой способности войск Ставка Главного Военного Совета выпустила ряд приказов и указаний, подавляющая часть которых или лично написана тов. Сталиным, или им продиктована, имевших своим назначением облегчить высшему командному составу и штабам руководство войсками. Все это имело самый положительный результат.
  11. Непосредственно вникая во все детали боевых действий войск, Ставка Главного Военного Совета всегда была в курсе всех событий на фронте и вынуждена была в целях улучшения управления войсками отстранить целый ряд высших командиров от должности и заменить их более подходящими людьми.
  12. Ставка Главного Военного Совета, учитывая внешнеполитическую обстановку - о ней докладывал тов. Молотов - и в целях усиления наших вооруженных сил, приняла ряд мер в этом направлении. НКО было разрешено призвать из запаса, без объявления мобилизации, 50 тыс. начальствующего состава и пять первых возрастов рядовых бойцов по трем внутренним округам. Общее число призванных составило весьма солидную цифру. Кроме того, НКО получил указание принять меры к тому, чтобы все войска, не принимавшие участия в войне, к весне были в полной боевой готовности.

Перечисляя недочеты, я говорил только о стрелковых войсках. Я ничего не сказал о нашей артиллерии, кавалерии, танковых, инженерных, химических войсках и войсках связи, а также не говорил о нашей авиации. Я это сделал не потому, разумеется, что в этих войсках не было недочетов. Нет, к сожалению, недочеты имеются и в этих войсках, и не мало, и не маленьких. Не говорил я о них потому, что недочеты этих войск в сравнении со стрелковыми войсками все же меньше, и качественно, если можно так выразиться, иные.

Центральному комитету известно, что все перечисленные войска являются кадровыми, постоянными. Это одно определяет многое. Начальствующий состав этих войск в своей массе и по своему стажу и квалификации гораздо выше начсостава стрелковых частей, а главное - он более стабилен. Эти войска росли и развивались за счет лучших людей пехоты. Все это обеспечивало вполне нормальную, а во многих случаях с самого начала войны хорошую боевую деятельность и нашей артиллерии, и авиации, и танковых, и др. войск.

Наши технические войска на боевом фронте показали себя не плохо, а в отдельных случаях отлично.

Политико-моральное состояние войск

Невзирая на массу недочетов и прорех в организации и боевой подготовке войск, обнаруженных на фронте, политическое и моральное состояние всех частей, всей массы бойцов и начсостава с начала и до конца военных действий было безукоризненным, высоким. Военная партийная и комсомольская организации, политаппарат и все непартийные большевики вели неустанную политическую работу среди бойцов и начсостава во всех самых трудных условиях фронтовой жизни, обеспечивая проведение в жизнь боевых приказов.

Советский патриотизм в войсках не ослабевал в самые трудные моменты боевой страды, наоборот, с каждым днем повышался. Родина, наша Партия и Сталин были тем знаменем, под которым войска шли в бой, переносили все невзгоды, ломали все преграды на своем пути и побеждали врага.

В мою задачу не входит освещение боевых заслуг целых дивизий, воинских частей, групп и отдельных замечательных людей, проявивших в боях действительно чудеса храбрости и подлинного героизма; об этом могут доложить здесь присутствующие, непосредственные руководители и участники войны - тт. Тимошенко, Жданов, Мерецков, Кулик, Павлов и др. Но я все же должен сказать, что центральный Комитет, наше Правительство и тов. Сталин могут гордиться высокой политической и моральной стойкостью нашей армии.

Второй период войны

Первый период войны, который заканчивается, примерно, к концу декабря - началу января, характеризуются двумя основными моментами:

  1. В боевых столкновениях мы изучили противника, выявили его сильные и слабые стороны;
  2. В соответствии с этим Ставка Главного Военного Совета предприняла меры по реорганизации управления действующими войсками. На Карельском перешейке вместо одной было создано две самостоятельные армии - 7-я и 13-я, а для объединения их действий организовано фронтовое Управление. На Петрозаводском направлении, где противник был активен, а наши части дрались слабо, 8-я Армия, куда были брошены значительные подкрепления, также была разделена на 2 Армии - 8-ю и 15-ю;
  3. Как уже упоминалось, в действующие армии были направлены соответствующие сильные подкрепления.

Примерно с конца декабря и начала января наши войска на Карельском перешейке повели усиленную подготовку к прорыву "линии Маннергейма", т.е. Финского укрепленного района, который постепенно все отчетливее и яснее вырисовывался как сильная современная крепость, для разрушения которой требуется много сил, средств и, главное, времени. Попытки прорваться через эту железобетонную, рвами, надолбами, проволокой и минами загражденную и насквозь простреливаемую артиллерийским и пулеметным огнем полосу потерпели неудачу. Упорными боями, неоднократными дневными и ночными атаками всех родов войск было точно установлено, что прорыв этой полосы возможен только при условии систематического разрушения железобетонных и гранитно-земляных артиллерийских и пулеметных сооружений, т.е. разгрома костяка укреплений и тем самым уничтожения их живой защиты.

Ставка Главного Военного Совета разработала план операции и наметила сроки для ее выполнения.

В плане прорыва "линии Маннергейма" главное место отводилось артиллерии и авиации. Было решено наряду с подготовкой войск к прорыву начать систематическую, изо дня в день, артиллерийскую и авиационную бомбардировку переднего края укрепленной линии. Это дало самые положительные результаты. К моменту начала больших наступательных действий наших войск по прорыву (11 февраля) многие железобетонные и гранитно-земляные оборонительные сооружения были разгромлены, а главное - живая сила обороны была уже фактически и морально надорвана.

С 11 февраля войска Карельского перешейка начали выполнять план по прорыву "линии Маннергейма" с целью захвата гор. Выборга.

Ход событий известен. Начиная с 11 февраля войска 7-й Армии продвигались вперед, в общем направлении по линии жел. дороги, ведущей на Выборг. Громя силы противника артиллерией, авиацией и танками в его укреплениях, разрушая эти укрепления, а некоторые захватывая в сохранившемся состоянии, войска 7-й Армии упорно, тараном проникали в самую глубину Укрепленного Района, разрушая его целостную систему. Войска соседней 13-й Армии имели своей нелегкой задачей, действуя также настойчиво и активно, оттягивать на себя значительные силы врага. Они с этой задачей справились неплохо.

Войска всех родов оружия, по свидетельству непосредственных руководителей, в этой тяжелой, непрерывно длившейся целый месяц борьбе действовали отважно, с отдачей полностью всех своих сил. Артиллерия, авиация и танковые части работали превосходно. Особенно много и организованно поработала наша артиллерия. Личный состав артиллерийских частей проявил все свои замечательные качества советских артиллеристов и подлинную отвагу и доблесть. Много и с каждым днем все лучше и лучше действовала наша авиация.

Большую боевую работу в этот период вели инженерные войска. Хотя самую тяжелую и, безусловно, героическую боевую задачу они выполнили в первый период военных действий, при овладении предпольем Укрепленного Района. На их долю выпала обязанность по разграждению дорог и проходов от завалов и фугасов, по деминированию местности и уничтожению танковых препятствий в виде надолб и пр. Всю эту тяжелую боевую работу нашим инженерам приходилось часто вести под огнем противника, иногда впереди своих войск, прикрываясь своим собственным огнем. Инженерные войска и в будущем будут играть серьезную роль.

В результате подлинной доблести всех войск Карельского перешейка через месяц от неприступной крепости, от "линии Маннергейма", которую иностранные спецы ставили в ряд с линиями "Зигфрида" и "Мажино", остались только осколки. "Линия Маннергейма", еще за месяц казавшаяся, особенно англо-французским империалистическим господам, неприступной крепостью, была прорвана и разрушена.

В результате враг был сломлен и должен был подписать продиктованный ему нашим Правительством мирный договор.

Оглядываясь назад, необходимо справедливости ради отметить, что и стрелковые войска Карельского перешейка, невзирая на все указанные мною выше огромные недочеты, в общем на протяжении всего времени войны действовали вполне удовлетворительно, а отдельные дивизии и полки хорошо, а были и такие, которые воевали отлично.

Совершенно другую картину представляют операции наших войск к северу от Ладоги - 15-й, 8-й и 9-й армий.

Совершив успешное продвижение в глубь Финляндии на 35-140 км за первые 10-15 дней, наши войска этого направления, вынужденные перейти к обороне, не смогли эту оборону организовать должным образом. Не имея сплошного фронта и действуя только по лесным дорогам, войска, вернее командиры и политработники, возглавлявшие их, допустили массу ошибок. Противник скоро понял и по достоинству оценил допущенные ошибки и использовал их против нас. Основная и самая грубая ошибка наших командиров заключается в том, что они, располагали целые дивизии на одной дороге, не принимали должных мер к боевому обеспечению своих флангов, тыла и коммуникаций в целом.

Командование, в том числе и армейское, почти ничего, а в некоторых случаях буквально ничего не сделало для создания плацдармов, могущих обеспечить действия наших частей в лесу с полным использованием своего огромного преимущества - артиллерии, а кое-где и танков. Приказ Ставки оборудовать дороги, идущие в тыл, блокгаузами и расставить в них гарнизоны, не всюду был выполнен. Такое преступно-пассивное отношение к делу со стороны командования всех рангов дало возможность противнику развивать мелкими диверсионными группами большую активность, что порождало среди начсостава и у бойцов преувеличенное представление о силе и боевых способностях противника, вселяло неуверенность и уныние в наши части.

Это относится к ряду стр дивизий - 163, 44,и 54 - в 9-й Армии; 18 и 168 с.д. - в 15-й Армии.

Результатом такого безобразного, безграмотного и трусливого командования было то, что все указанные дивизии подверглись в той или иной степени попыткам со стороны противника к их окружению. Две из этих дивизий - 44 и 18 были действительно противником окружены, блокированы и в следствии трусости и предательства со стороны командования этих дивизий понесли большие потери в людях и материальной части.

Ставка главного Военного Совета издала большое количество директив и приказов по ряду общих конкретных вопросов боевого руководства, но боевые действия в названных Армиях развивались слабо, а в отдельных случаях - отвратительно.

Заслуживает быть отмеченной 122 стр дивизия и приданный ей 273 г.с.п. 104 с.д., действовавшая с Кандалакшского направления. Она с боями продвинулась на 140 км в глубь Финляндии, вышла почти в плотную к озеру Кеми-Ярви. Впоследствии распоряжением Ставки ее пришлось несколько оттянуть назад. Эта дивизия, невзирая на большой отрыв от других войск и частые попытки противника перерезать ее коммуникации и ударить по тылам, успешно отражала все эти попытки и не дала противнику возможности использовать его излюбленный, но шаблонный способ расчленения и блокирования на дорогах наших частей. Эта дивизия и 273 горн-стр полк действовали хорошо.

Самая северная группа наших войск, действовавшая в районе Петсамо и на юг от этого пункта, все свои операции вела также хорошо и во всех сражениях била противника. Будучи недостаточно сильной, эта (14-я) Армия по приказу Ставки приостановила свое продвижение на юг и прочно удерживала занятые ею пункты вплоть до конца войны.

Пограничники

Пограничные войска с началом войны по приказу Ставки сформировали батальоны, на которые были возложены задачи обороны тыла и коммуникаций действующих армий. Однако в силу складывавшейся обстановки на фронте часть батальонов включалась в боевые фронты, и, как правило, пограничники дрались превосходно. Вообще наши пограничники и в этой войне проявили себя как хорошо организованные, прекрасно дисциплинированные и боеспособные части, способные наряду с лучшими полевыми войсками действовать против врага в любых условиях.

Военно-Морской Флот Балтики и Севера всеми своими надводными и подводными кораблями, а также авиацией принимал самое активное участие в военных действиях и оказывал посильную помощь сухопутным войскам. Северный Военно-Морской Флот, кроме того, обеспечивал морем переброски сухопутных частей и боевых грузов в район Петсамо в очень трудную штормовую погоду.

Санитарная служба на фронте

Наши военно-санитарные части и работники Наркомздрава, помогавшие им, со своей задачей справились, работали много и неплохо. Смертность среди раненных и больных равнялась в среднем 5-6 %, тогда как в мировую войну в царской и иностранных армиях смертность среди раненных была 11 %. Случаи заболеваний инфекционными болезнями были единичными. Врачи, сестры и санитары нередко под огнем оперировали и тут же под огнем часто делали переливание крови раненным. Госпиталя и работники Наркомздрава также много потрудились над скорейшим выздоровлением бойцов и командиров.

Однако было вскрыто много различных дефектов и организаций обслуживания больных и раненных, их эвакуации, снабжения и пр.

Гражданский воздушный флот и летчики Главсевморпути

Очень полезную и большую работу проделал Гражданский Воздушный Флот и летчики Главного Северного Морского Пути. 110 самолетов ГУГВФ и ГУСМП под управлением замечательных пилотов, не считаясь с погодой, днем, а часто и ночью совершали свои рейсы между линией боевого фронта и тылом, выполняя разнообразные, но одинаково важные задачи. Многие летчики совместно со своими экипажами выполняли серьезные боевые задачи и хорошо с ними справлялись.

Перехожу к выводам

  1. Война с Финляндией была серьезным испытанием для нашей Армии. Это испытание наша Красная Армия выдержала, она вышла победительницей. В условиях исключительно суровой зимы наша армия разгромила финскую армию в ее современной и действительно сильной крепости, каковой являлась так называемая "линия Маннергейма". Красная армия с честь оправдала сталинские слова: "Нет таких крепостей, которых большевики не могли бы взять". Эту свою победу Красная Армия одержала прежде всего сравнительно быстро потому, что с момента возникновения войны и до ее победоносного конца тов. Сталин принимал активное участие в руководстве войной. Ставка Главного Военного Совета, созданная по почину тов. Сталина, не только повседневно и конкретно руководила действующими армиями, но одновременно осуществляла огромную организационную работу по обеспечению успехов нашей армии и безопасности государства в целом.

    В этой войне, которую нельзя считать, судя по маленькой стране, каковой является Финляндия, маленькой войной, мы воевали не только с финнами, но и всеми теми, кто Финляндию приспособлял как трамплин для прыжка на Ленинград, на Советский Союз. Финляндия не только морально, но и материально открыто поддерживалась рядом стран - Англией, Францией, Швецией, Италией, Америкой и пр. Финская армия была не так мала, как это принято думать, финны развернули армию около 600 тыс. человек, сила которой удваивалась благодаря оборонительным действиям и природным условиям.

    По окончании войны командование С.-З. Фронта так характеризовало результаты войны не Карельском перешейке: "... Впервые в военной истории войсками Северо-Западного Фронта в исключительно короткий срок - один месяц - была разгромлена и уничтожена первоклассная, построенная по последнему слову инженерной техники, долговременная и оборонительная система, состоящая из четырех основных полос обороны и целого ряда отсечных позиций, со сплошными заграждениями всей площади укрепленного района. Эта сложнейшая сама по себе задача была выполнена в небывало тяжелых и трудных условиях местности, жестких морозов и глубокого снега. Войскам фронта пришлось иметь дело почти со всеми основными силами финской армии, которые противник, пользуясь затишьем на остальных фронтах, стянул на Карельский перешеек.

    Войсками фронта, по предварительным данным, захвачено и уничтожено свыше тысячи оборонительных сооружений, в том числе 280 железобетонных, взято 120 орудий различных систем, подорвано в ДОТах свыше 150 орудий капонирной артиллерии, захвачено 19 танков, большое количество пулеметов-автоматов, винтовок, боеприпасов и всевозможного снаряжения".

    Красная Армия разгромила сильнейший укрепленный район и войска Финляндии в три месяца потому, что вся наша партия, комсомол, правительственные, хозяйственные и общественные организации по-большевистски, по-деловому включились в войну, дело войны и помогали своей армии по-настоящему, со всей страстью истинных советских патриотов.

  2. Война с Финляндией оказалась также испытанием и для Наркомата Обороны. Несмотря на то, что недостатки работы Наркомата были исправлены в основном в ходе войны, ошибок и просчетов оказалось все-таки слишком много. Необходимо освежить руководство Наркомата и пополнить его новыми силами.
  3. Исключительно большую, прямо-таки гигантскую работу проделала партийная организация Ленинграда. За весь период войны весь рабочий Ленинград представлял собой ближайший и действенный тыл военного фронта. Рабочие всех заводов, фабрик и железных дорог готовы были сделать все возможное и даже невозможное, чтобы помочь, облегчить борьбу наших бойцов на фронте, и действительно много делали. Особенно большую работу и очень полезную работу проделали рабочие, инженеры, техники и руководство Кировского и Ижорского заводов.

    Всю эту большую и полезную работу возглавлял тов. Жданов.

  4. Большую и постоянную помощь партийных, советских, комсомольских и общественных организаций получили войска от Карельских и Мурманских организаций.
  5. Наша Армия одержала эту победу в короткий срок потому, что вскрытые в начале войны недочеты в военной подготовке и в работе Военного Ведомства были в основном ликвидированы по указаниям и под руководством тов. Сталина на ходу, т.е. в ходе самой войны и, следовательно, своевременно было ослаблено, а в большинстве случаев ликвидировано их вредоносное влияние на ход событий. Финское командование утверждало, что финны могут продержаться без помощи извне минимум 6 месяцев. Исход войны показал, однако, что финны, имея помощь извне, сумели продержаться максимум 3 месяца.

Практические выводы и предложения

  1. Опыт и этой войны еще раз подтвердил тот факт, что кадровые войска несравненно сильнее и боеспособнее войск, развертываемых по мобилизации, на основе слабых кадров.

    Поэтому необходимо в мирное время иметь такое число постоянных кадровых стрелковых войск, которое было бы способным при всяких обстоятельствах обеспечить и прикрыть быстрое отмобилизование армий военного времени, а также принять на себя первый натиск врага..

  2. Хорошо подготовленные, знающие свое дело и авторитетные начальствующие кадры есть основа и залог подлинной боевой подготовки войск в мирное время и победы в будущей войне. Поэтому вопросы накопления и выращивания военных кадров должны теперь стать еще более актуальными, в частности, нужно изыскать меры, обеспечивающие стабилизацию кадров, необходимо запретить частые переброски начсостава из части в часть без самой крайней надобности. Текучесть кадров - источник слабости войск.

    Доказано, что при всех равных условиях те части устойчивее, боеспособнее и лучше, в которых начсостав сидит давно, хорошо знает свою часть и людей, а следовательно, и дело.

  3. Война выдвинула много(в том числе и из низов) хороших командиров, политработников и разных военных организаторов. Необходимо немедля взять на учет всех работников, создать для них соответствующие условия для поднятия специальной спецификации и всячески помогать их росту. Нужно установить постоянное наблюдение за доподготовкой и переподготовкой командиров, выдвинувшихся из младшего комсостава, оказывая им всемерную и постоянную помощь.
  4. Признать за правило, что боевая подготовка войск и штабов во всех Военных Округах во все времена года и при любой погоде ведется главным образом в полевой обстановке. При этом необходимо создавать для войск усложненные условия, которые бы приближались к условиям, в которых войска будут находиться на боевом фронте. Необходимо уделить самое пристальное внимание вопросам тренировки войск в трудной метеорологической и топографической обстановке. В соответствии с этим НКО пересмотреть табели снабжения войск по Округам, в соответствии с этими требованиями.
  5. Наша стрелковая дивизия громоздка, особенно перегружены обслуживающие части и тылы. Следует пересмотреть тылы стрелковых дивизий в сторону их максимального сокращения.
  6. Проверить в течение текущего лета организацию стрелковых, горных и других дивизий и корпусов, в особенности их вооружения и тылов, расположенных на Дальнем Востоке, в Средней Азии, Закавказье и в районе Карпат, с точки зрения маневренной подвижности и боевой способности этих дивизий.
  7. Признать необходимым усилие инженерных войск Красной Армии, а также принять нужные меры к улучшению снабжения и всеми современными средствами механизации.
  8. Генеральному Штабу, Военно-Инженерному и Минометно-Минному Управлениям специально изучить все вопросы службы заграждения и применения мин в обороне на опыте войны с Финляндией, закрепив этот опыт в наставлениях и инструкциях войскам.
  9. С целью разгрузки от излишнего груза в походе бойца его экипировку, определив, что боец носит на себе и что возится в ротной повозке.
  10. Признать целесообразным в мирное время приучать личный состав армии к условиям, в которых армия будет находиться в военное время. В этих целях установить, как правило, не реже одного раза в пятидневку, выдавать в рацион бойца сухари и концентраты, которые должны употребляться личным составом в пищу при всех условиях по-походному.
  11. Обязать всех Начальников Родов Войск и штабы армии в течение двух месяцев суммировать итоги опыта во всех областях боевой работы войск с целью внесения соответствующих измерений, исправлений и дополнений в наши уставы и наставления. С этой целью немедля приступить к изучению всех отчетов, донесений, записок и сводок официального характера, а также обязательно использовать весь материал в виде записок, дневников и пр., имеющийся у начсостава на руках.

    Для осуществления этой работы Начальнику Генерального Штаба совместно с Начальниками Родов Войск наметить немедля специальные комиссии, дав им соответствующие инструктивные указания.

    Работу закончить не позже двухмесячного срока.

  12. Назначить специальную Правительственную Комиссию, включив в нее кроме военных лучших специалистов страны, для всестороннего, быстрого изучения укрепленной линии Карельского перешейка ("линии Маннергейма").

    НКО в месячный срок представить К.О. предложения по использованию на оборонительном строительстве финского опыта.

  13. Отдельно стоит вопрос о нашей военной разведке.

    Разведки как органа, обслуживающего и снабжающего Генеральный Штаб всеми нужными данными о наших соседях и вероятных противниках, их армиях, вооружениях, планах, а во время войны исполняющего роль глаз и ушей нашей армии, у нас нет или почти нет.

    Военную разведку, достойную нашей страны и Армии, мы обязаны создать во что бы то ни стало и в возможно короткий срок.

    Необходимо ЦК выделить достаточно квалифицированную группу работников для этой цели.

  14. Необходимо НКО и Наркомздраву срочно наметить план соответствующих мероприятий по санитарной службе, учтя опыт войны, и свои предложения доложить СНК.
  15. В этой войне армия не ощущала недостатка в боеприпасах всех видов, не было недостатка и в ряде других важнейших продуктов, в частности, фронт полностью был снабжен горючим. Однако количество всего этого, потребляемое войной, очень велико. Необходимо поэтому поручить К.О., срочно изучить это дело в целях принятия своевременно соответствующих мер по увеличению накопления в мобзапасе этих и целого ряда других важнейших оборонных материалов.
  16. О железнодорожном транспорте. Эта война снова подтвердила неоспоримую истину, что железнодорожный транспорт в современной войне играет исключительно большую роль. В зависимости от того, насколько быстро перебрасываются войска и боевое питание на фронт, находится успех операций и в конечном счете всей войны в целом. Железнодорожный транспорт должен быть подготовлен к обслуживанию обороны в полной мере и одновременно удовлетворять все элементарные и жизненные нужды страны.

    Поэтому вопросам железнодорожного транспорта должно быть уделено самое серьезное внимание. Я имею в виду и новое, где это требуется, строительство, и вторые пути, и оборудование железнодорожных узлов и станций, и разъезды, и паровозы с вагонами, и запасы материалов и топлива, т.е. весь комплекс всего того, что составляет хорошо работающие железные дороги. О кадрах я не говорю, это само собой разумеется.

    Необходимо поручить СНК изучить все это дело и принять все меры к улучшению нашего железнодорожного транспорта с учетом опыта войны.

  17. О шоссейно-грунтовом дорожном строительстве. Война вообще, а современная в особенности, пожирает и выбрасывает обратно огромные массы всяческих материалов и грузов. Работают на войне десятки и сотни тысяч автотранспортных машин и еще больше конских повозок на шоссейных и грунтовых дорогах. По тем же дорогам передвигается артиллерия, танки, разные обслуживающие машины и прочее, и, если дорог в прифронтовой полосе и на фронте мало, их срочно, в тяжелых условиях приходится создавать. Необходимо поэтому принять нужные меры по всемерному развитию шоссейного и грунтового дорожного строительства. Необходимо специальным законом обязать включиться в дорожное строительство всей колхозной массе крестьянства, которое до сих пор не было как следует привлечено к этому важнейшему народно-хозяйственному и оборонному делу.

Поручить СНК рассмотреть этот вопрос и принять по нему необходимые решения.

Товарищи! Война с Финляндией обнаружила и ряд больших недочетов в подготовке Армии, и неудовлетворительную работу Военного Ведомства, но одновременно доказала также несокрушимую силу нашей страны и непревзойденное руководство со стороны партии, Правительства и тов. Сталина, которое является залогом будущих и постоянных наших побед.

Личный архив К.Е.Ворошилова, ф.26, оп. 1, д. 121, л. 1-35;
Архив Политбюро ЦК КПСС, ф. 3, оп. 50, д. 261, л. 114-158.

© Музей Raatteen Portti, коммуна Суомуссалми, 2002–2004
© Институт повышения квалификации работников образования Республики Карелия, 2002–2004
© Heninen.net, 2002–2017